эх ухнем в современной обработке

Русские гусли – Былина
продолжительность = 0.42 мин.

Славянские Гусли (В современной обработке) – Дитинушка мой
продолжительность = 0.42 мин.

Фёдор Иванович Шаляпин – Дубинушка (Эх, ухнем!)
продолжительность = 0.42 мин.

Мужской фольклорный ансамбль “Мурома” – Лучинушка (владимирские рожки)
продолжительность = 0.42 мин.

Русские богатыри (былины и сказки) – Микула Селянинович
продолжительность = 0.42 мин.

Хоръ Петра Пахарева – Во саду ли въ огороде
продолжительность = 0.42 мин.

Олег Газманов – Вперед,Россия!!!
продолжительность = 0.42 мин.

Русские богатыри – Богатырская наша сила
продолжительность = 0.42 мин.

Иван Купала – Земля родная – Не может быть наша Земля уничтожена… Не верю что всё обречено на погибель… Пока что есть Добрые Люди… Пока что есть Милосердие, Радость и Любовь – Мир будет целым и живым! Это я вам говорю Иван Ермолаев. Так будет всегда. Вовеки в
продолжительность = 0.42 мин.


ЭКОЛОГИЯ КУЛЬТУРЫ!
Есть большое различие между экологией природы и экологией культуры, к тому же весьма принципиальное.
До известных пределов утраты в природе восстановимы. Можно очистить загрязненные реки и моря, можно восстановить леса, поголовье животных, конечно, если не перейдена известная грань, если не уничтожена та или иная порода животных целиком, если не погиб тот или иной сорт растений. Удалось же восстановить зубров и на Кавказе, и в Беловежской пуще, даже поселить в Бескидах, то есть там, где их раньше и не было. Природа при этом сама помогает человеку, ибо она “живая”. Она обладает способностью к самоочищению, к восстановлению нарушенного человеком равновесия. Она залечивает раны, нанесенные ей извне: пожарами, вырубками, ядовитой пылью, сточными водами.
Иначе обстоит дело с памятниками культуры. Их утраты невосстановимы, ибо памятники культуры всегда индивидуальны, всегда связаны с определенной эпохой, с определенными мастерами. Каждый памятник разрушается навечно, искажается навечно, ранится навечно.
Можно создать макеты разрушенных зданий, как это было, например, в Варшаве, но нельзя восстановить здание как “документ”, как свидетеля эпохи своего создания. Всякий заново отстроенный памятник старины будет лишен документальности это только “видимость”. От умерших остаются портреты. Но портреты не говорят, они не живут. В известных обстоятельствах “новоделы” имеют смысл и со временем сами становятся “документами” эпохи, той эпохи, когда они были созданы. Старе Място или улица Новый свят в Варшаве навсегда останутся символом патриотизма польского народа в послевоенные годы.
“Запас” памятников культуры, “запас” культурной среды крайне ограничен в мире, и он истощается со все прогрессирующей скоростью. Техника, которая сама является продуктом культуры, служит иногда в большей мере умерщвлению культуры, чем продлению ее жизни. Бульдозеры, экскаваторы, строительные краны, управляемые людьми бездумным и, неосведомленными, уничтожают и то, что в земле еще не открыто, и то, что над землей, уже служившее людям. Даже сами реставраторы, руководствуясь своими собственными, недостаточно проверенными теориями или современными представлениями о красоте, становятся в большей мере разрушителями памятников прошлого, чем их охранителями. Уничтожают памятники и градостроители особенно если они не имеют четких и полных исторических знаний. На земле становится тесно для памятников культуры не потому, что земли мало, а потому, что строителей притягивают к себе старые места, обжитые и оттого кажущиеся особенно красивыми и заманчивыми для градостроителей. Градостроителям, как никому, нужны знания в области экологии культуры.
————————————————————————————————————————
На фото: Зарайск. Кремль.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *